777hawk (777hawk) wrote,
777hawk
777hawk

Category:

Куликовская битва и ее значение в мировой истории (ч.I)

Многие разочаровались в перспективах Новороссии, а некоторые, типа агитатора из Одессы Вершинина (putnik1), предрекают неминуемый крах и России. Забавно, на дно идет «проект Украина», а гибель украинцы, что в Киеве, что в Москве, что в Валенсии предрекают именно нашему Отечеству.
На самом деле процесс развития России, а, стало быть, и возрождения Новороссии, и окончательного краха «проекта Украина» носит объективный характер. Но что-то тормозит естественный ход событий. Помимо откровенно пораженческой, проукраинской пропаганды вчерашних «борцов», рвавших на груди «одесские тельняшки», а теперь истово камлающих на «неизбежный развал эрефии», и откровенного саботажа определенных политических сил в самой России, есть одна причина, которая имеет фундаментальное значение. Это – неадекватное представление о России и «проекте Украина» русских и малороссов. Это неадекватное представление было сформировано умышленно, стараниями нескольких поколений российских историков. В советский период отечественная историческая наука совершила огромный рывок вперед и превратилась действительно в науку.

Но странное дело! Весь комплекс мифов, на которых и базируется указанное выше неадекватное представление о России и ее месте в мировой истории, а равно и о «проекте Украина», остался нетронутым. Это невероятно, но накопленный груз фактического материала, который, казалось бы, должен в корне переменить ситуацию, никак не влияет на ситуацию. В России уже давно должен был бы произойти поистине революционный перелом исторических представлений о месте русских в истории. Но на пути таких революционных перемен в общественном сознании стоит сплоченная сила – академическое сообщество. И неслучайно. Российский ученый в подавляющем большинстве – западник. А российское западничество своей идеологиечкой основой имеет… сказку. Да, сказку для младших научных сотрудников типа «Понедельника» Стругацких.  Называется эта сказка «Великая история Великого княжества Литовского».  Особенно смешно было вспоминать эту сказку в преддверии Пасхи, когда представители научного сообщества и примкнувшие к нему скопища малообразованных атеистов в очередной раз «разоблачали невежество православных». Ну как же! Научный взгляд на мир не может соседствовать с «религиозным мракобесием». Между тем, по моему разумению, главным источником мракобесия в гуманитарной области сегодня является вовсе не РПЦ, которая вовсе не покушается на научный подход, а Российская Академия Наук.
А как, если не мракобесием, можно назвать антинаучный взгляд на историю, который продолжают насаждать и поныне?

Возьмем популярный на бывшей Украине тезис «историческая миссия Украины – защита Европы». На чем он основан? Именно на мифе о Великом княжестве Литовском (далее – ВКЛ).

Посмотрим на карту ВКЛ XIII-XV вв.

Обратим внимание на поистине гигантский рост территории ВКЛ при великом князе Литовском Ольгерде (правил в 1345-1377 гг.). Отнять такие огромные пространства Дикого Поля (дальше – Поля) у татар мог только поистине могучий государь, который одержал над Золотой Ордой выдающиеся победы! А при Витовте (правил в 1392-1430 гг.) ВКЛ завоевывает и побережье Черного моря от Днестра до Днепра. И получается в самом деле «щит» Европы от татар. А потом была (с 1569 г.) Речь Посполитая, которая защищала Европу и от турок. В Речи же Посполитой огромную роль в деле защиты и обороны играли украинские казаки.

И что же тогда неправильно? Как раз, получается, что украинская пропаганда права! Тем более, что все это считалось «прописной истиной» и в советское время, и в дореволюционное. А разве сегодня в общественном сознании России не присутствуют те же самые представления об Украине? Пусть с некоторыми поправками, с указанием и на некоторую роль России, но по сути – то же самое. И вот в такой ситуации бороться с украинской пропагандой – дело безнадежное. Потому и многие русские на Украине отворачиваются от своей русскости, становясь большими украинцами, чем сам украинцы. Ведь у Украины – великая историческая история и великая миссия! А что Россия? Да посмотрите на карту – на восток от Великого княжества Литовского ютятся чуть ли не в Азии какие-то разрозненные княжества и земли, подвластные татарам. Ах да, была какая-то там Куликовская битва… Ну и что? Ну, победили русские Мамая, да сами тут же и склонились перед новым ханом Тохтамышем. И пребывали в рабстве у татар аж до 1480 года. Да и потом аж до Петра I платили дань Крымскому ханству. Разве можно сравнить с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой, где свободные от татарского рабства украинцы строили свое европейское будущее?

Именно ТАК сегодня обстоит дело, и когда Стрелков призывает к «освобождению» Украины, которую де потом легко будет «перевоспитать», это вызывает только изумление. С помощью ЧЕГО ты собираешься «перевоспитывать»? ЧТО ты можешь сказать нынешним украинцам и обукраинившимся русским? КАКУЮ общую для всей Руси русскую историю ты собираешься им преподавать? Тебе же ПРОСТО НЕЧЕГО ИМ СКАЗАТЬ! А пока русским нечего сказать украинцам – ни о каком завоевании умов и сердец миллионов людей не может быть и речи. А речь может идти только о количестве денег, которые будут вбуханы в бывшую Украину С ПРЕЖНИМ РЕЗУЛЬТАТОМ. Ибо братская любовь деньгами не покупается.

А вопли коммунистов про «денацификацию» бывшей Украины – это вовсе для бедных. Во-первых, сами украинцы свое государство нацистским не считают, а, во-вторых, нацистская украинская идеология построена на этом самом, господствующем сегодня, мифе, как на мифе была построена и нацистская германская идеология. Но германский миф был уничтожен не только военной силой Советского Союза и союзников, но и общими усилиями ученых, причем не только СССР и союзников. Но и самих немецких ученых. А на украинский миф научное сообщество не только не покушается, но поддерживает его всеми силами. Да, ряд публицистов, как, к примеру, малоросс Олесь Бузина, пытались с ним бороться. Но дело это безнадежное, пока, во-первых, не будет уничтожен миф о Великом княжестве Литовском, а, во-вторых, не будет принципиально пересмотрена роль России в мировой истории. Т.е. не будет уничтожен русофобский миф, проистекающий из первого. А до той поры НИЧЕГО украинскому мифу все эти Стрелковы и прочие «освободители Украины» и «спасители России» противопоставить не могут. И вот Захарченко сегодня, обращаясь в жителям Харькова. Одессы, говорит о… «пересборке» Украины. Почему? Да потому что украинский миф остался совершенно нетронутым. Значит сама «идея Украины» - русофобская, антирусская живет и процветает. А значит нетронутой осталась и идея украинской государственности, которая объективно противостоит России, ибо для того и создана.

Даже если русские танки войдут в Киев и Львов, миф останется неприкосновенным. И не только в Киеве и Львове, но и в самой Москве. Потому что на страже его в Москве стеной стоит Российская Академия наук.
Низвергнуть русофобский миф «украинства» - вот главная задача. Без этого никакой победы не может быть даже теоретически.

Самое поразительное, что этот миф – невероятно примитивен. Он склеен из такой лжи, рядом с которой даже наивные суеверия бабушек кажутся верхом человеческой мысли. Обратимся к карте, приведенной выше. Итак, Ольгерд создал невероятно могущественное государство, с которым не могла и мечтать тягаться Золотая Орда. И только досадная неудача Витовта в 1399 году (ну, чистая случайность! банально не повезло!), когда он потерпел поражение от Едигея на реке Ворскле, не позволила ВКЛ подчинить себе все земли Руси. А сложись иначе - Украина простиралась бы до Урала и Ледовитого океана. И что Москва тогда могла противопоставить такому могучему государству – Великому княжеству Литовскому?

Что Москва могла противопоставить ВКЛ, можно узнать только обратившись к историческим фактам. Начнем с великого князя Литовского Ольгерда. В 1348 году Ольгерд посылает к хану Золотой Орды Джанибеку послом своего брата Корьяда (Кориата). В Орде между ним и великим князем Московским и Владимирским Семеном Гордым возникла тяжба. Причины ее до сих пор являются предметом дискуссии историков, но аргументы Семена Гордого оказались для хана убедительнее и он выдал Корьяда Семену головой вместе со всеми его боярами. Этот факт был известен историкам и в XIX веке, но странным образом не произвел на них никакого впечатления. Между тем, выдача посла суверенного государя другим суверенным государем своему вассалу (!) дело неслыханное и в Средневековье. И что же Ольгерд? НИЧЕГО. Он отправил в Москву к Семену Гордому посольство и выкупил брага и его бояр. Но после того как брат-заложник был освобожден, отомстил ли  Ольгерд хану Джанибеку или хотя бы его вассалу Семену Гордому? Ничуть не бывало. Напротив, поддерживаются дружественные отношения, причем само поведение Ольгерда в данный период наглядно демонстрирует, что он признает верховенство Семена Гордого среди русских князей. Какой из этого следует вывод? А такой, что хан Джанибек рассматривал Ольгерда равным по статусу своему вассалу Семену Гордому. По той простой причине, что Ольгерд платил ему дань за подвластные Литве русские земли. Ну, а военный потенциал Литвы и Золотой Орды нечего и сравнивать.

И вот тут-то большую свинью российским и украинским историкам подложили белорусы. По понятным причинам они особое внимание уделяют истории ВКЛ. Особенно после 1991 года. И составляют карты добросовестно (добросовестность вообще отличительная черта белорусов).
Вот карта ВКЛ и окрестных земель на период 1245-1315 гг. (т.е. до правления Гедимина, который правил ВКЛ с 1316 г. и при котором начался быстрый подъем этого государства).

Это, пожалуй, самая достоверная карта по указанному периоду, какую вообще до сих пор приходилось встречать. Правда, все-таки указан как существующий город Переяслав, которого в начале XIV в. уже не было. Но зато нет никакого огромного Киевского княжества, земли которого простирались по Левобережью Днепра якобы аж до нынешнего Донбасса, как на картах украинских историков. Напротив, очень четко показано, насколько далеко на север простирались ордынские владения. Следует сказать и о распространенном в настоящее время мифе о характере взаимоотношений ордынских владетелей и вассальных русских земель.

Якобы при сохранении полной лояльности вассалам ничто не угрожало, и они могли спокойно развиваться, богатеть и даже осваивать ранее разоренные земли, продвигаясь к югу. Вот и известный одесский беллетрист Вершинин пишет в своем  сочинении «Малая земля» (сб. «Две Украины – две России», Л.Кучма, Л.Вершинин, М: Алгоритм, 2014, с.7):


«В первой половине XIV века, однако, началась Реконкиста Формально – литовская. Фактически – русская…»

По карте, надеюсь, видно, какая там была «Реконкиста».  На самом деле ни в коем случае нельзя переносить представления о европейских феодальных отношениях на взаимоотношения между тюркскими сюзеренами и их христианскими вассалами. (Впрочем, и в Европе в период становления централизованных государств государи ликвидировали феодальные владения. Нередко – вместе с владетелями.) Так, в истории Османской империи четко прослеживается тенденция на «постепенное закручивание гаек» султаном в отношении вассалов (в т.ч. и мусульманских в Анатолии), пока вассальное государство не ликвидировалось окончательно, а его земли не присоединялись к землям султана. В Европе уцелели лишь княжества Молдавия, Валахия и Трансильвания да Крымское ханство. Но исключительно потому, что в условиях постоянных войн на Европейском ТВД (как с европейцами, так и с русскими) туркам было политически выгоднее держать их именно в качестве вассалов. При этом у той же Молдавии была отнята значительная часть территории, присоединенная к собственно османским владениям.

Так и Золотая Орда была вовсе не заинтересована в каком-то там «процветании» вассалов. Ногай в последней трети XIII века дважды полностью опустошил земли Галиции и Волыни, несмотря на то, что местные вассалы перед этим участвовали в его походах против поляков и венгров. В 1280-х годах липецкий князь вступил в конфликт с местным баскаком. В результате погиб и сам, и княжество перестало существовать. Тогда же прекратило существование и Курское княжество (что указано на приведенной выше карте). Курск был возрожден русскими только в конце XVI в. Разорению подверглись земли Южной Руси на рубеже XIII-XIV вв. в ходе жестокой междоусобной войны в Золотой Орде, в ходе которой хан Тохта разгромил Ногая и уничтожил его государство в западной части «улуса Джучи». Тогда, в частности, вновь запустел только начавший возрождаться из руин Киев, а многие бояре из земель Киевщины и Чернигово-Северщины со своими дружинами и подвластными людьми перебрались на Северо-Восточную Русь, в частности, в Московское княжество.

Но и само по себе соседство русских людей с кочевниками было опасно. Нападение мог совершить любой сильный мурза или шайка степных разбойников. А уж отгон скота для кочевников – вообще нечто вроде спорта. Наконец, сущим разорением для подвластных русских земель были не только проходы по ним войск хана, но даже и проезды его послов. Таким образом, в этом соседстве были две тенденции – постепенный откат русского населения на север и противоположная тенденция - периодическое продвижение этого населения в периоды относительного затишья на юг в ходе распашки плодородных южных земель. Однако последнее было явлением временным, и первая тенденция была гораздо сильнее.

В результате, к примеру, земли южнее Оки в течение второй половины
XIV века и в течение XV века  постепенно теряли постоянное население: в 1375 г. татары уничтожили Новосиль, в начале XV в. - Елец (разоренный до того в 1395 г. Тимуром), в первой четверти XV в. - Одоев. Так что говорить о какой-то «Реконкисте» в первой половине XIV в. вообще не приходится, тем более, что Реконкиста – это все-таки отвоевание, а не мирное распространение землепашцев, невозможное без защиты со стороны сильного государя. C XIX в. в русской исторической литературе господствовало представление, будто бы великий князь Литовский Гедимин в 1320-х годах подчинил себе Волынь и Киевщину. Это произошло в результате совершенно некритического отношения к сообщениям литовских «источников». Только во второй половине XX в. историки стали скептически относится к этим сообщениям, так что сегодня даже самые смелые апологеты ВКЛ не включают в свои карты «завоевания Гедимина» на Волыни и Киевщине. Хотя этот великий князь Литовский действительно завоевал значительную часть современной Белоруссии, а его сын Ольгерд стал в результате династического брака князем Витебским.

Вот что пишет о положении дел в Киеве и окрестностях в период 1300-1325 гг. (т.е. от конфлкта между Ногаем и ханом Тохтой до времени, когда якобы установилось на Волыни и Киевщине если не полное господство Гедемина, то хотя бы его «политическое влияние») украинский историк Ф.М.Шабульдо (1941-2012 гг.) в своей работе «Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского» (Киев, 1987 г.):

«Княжества Юго-Западной Руси оказались втянуты в междоусобную феодальную войну в Золотой Орде, причем, как подсказывает ход событий, в начале ее на стороне Ногая. Перипетии и исход этой войны по-разному отразились на их положении. Одной из первых жертв противоборства между Токтой и Ногаем стало Киевское княжество, подвергшееся опустошению во время похода ханских войск на правобережье Днепра. О каких-то политических потрясениях той поры в Киеве очень глухо упоминают летописи Северо-Восточной Руси и то лишь в связи с перенесением митрополичьей кафедры из Киева во Владимир-на-Клязьме. Под 1300 г. они сообщают, что митрополит Максим, "не терпя татарского насилия, остави митрополию и збежа из Киева", и "весь Киев, - прибавляет летописец, - разбежался" [53]. Нейтральный характер записи (без упоминания имен Ногая и Токты) говорит о том, что в ней, вероятнее всего, подразумевались действия ханских войск. Летописному известию не противоречит принятое в 1354 г. патриаршим собором постановление о перенесении кафедры русской митрополии из Киева во Владимир-на-Клязьме. Содержащиеся в нем сведения позволяют несколько прояснить сокрытое летописцем. Так, причинами перенесения митрополичьей кафедры из Киева документ называет обстоятельства, вследствие которых город "сильно пострадал от смут и беспорядков (настоящего) времени (т.е. 1353-1354 гг. - Авт.) и от страшного напора соседних Аламанов и пришел в крайне бедственное состояние"; вот почему русский митрополит Феогност "и, прежде него, двое других", "имея здесь не такую паству, какая им приличествовала, но сравнительно с прежними временами весьма недостаточную, так что им не доставало необходимых средств содержания, переселилась отсюда" во Владимирскую епископию, "которая могла доставить им постоянные и верные источники доходов" [54]. Оба источника, таким образом, свидетельствуют о разорении Среднего Поднепровья и его центра ордынцами, вероятнее всего войсками Токты. Однако настоящая причина перенесений, митрополичьей кафедры из Киева в столицу Владимирского великого княжения заключалась, конечно, не в уменьшении ее доходов, вызванном этим разорением, а в возникновении после 1300 г. новой расстановки политических сил в Восточной Европе, в усилении на Руси объединительных тенденций и обострении разжигаемого ордынской дипломатией соперничества между ее крупнейшими феодальными центрами. Сообщением о переезде митрополита Максима на жительство из Киева во Владимир-на-Кляэьме в 1300 г. прерывается более чем на четверть века информация летописей Северо-Восточной Руси о Среднем Поднепровье и Галицко-Волынском княжестве, что лишает исследователя возможности дать сколько-нибудь точное определение политического статуса Киева и характера его отношений с галицко-волынскими князьями. Подобное умолчание единственного надежного источника представляется фактом далеко не случайным. Возможно, это обстоятельство указывает на то, что в первой четверти XIV в. Киев вместе с принадлежавшей ему территорией в Среднем Поднепровье находился в сфере преобладающего политического влияния Галицко-Волынского княжества».
http://krotov.info/lib_sec/25_sh/sha/buldo_02.htm

Обратим внимание на тот факт, что главной причиной отсутствия сведений о Киеве в течение четверти века после 1300 года (при том, что автор выше в своей работе сам говорит о прекращении в указанное время летописной традиции в Галицко-Волынской земле) видит не в разорении города и оставлении его митрополитом и жителями, а в том, что он «находился в сфере преобладающего политического влияния Галицко-Волынского княжества». Но это же явная нелепость. Т.е. в работе украинского историка уже в советский период мы наблюдаем столь характерную тенденциозность. Особенно же она проявляется в его нелепом утверждении, что «настоящая причина перенесений, митрополичьей кафедры из Киева в столицу Владимирского великого княжения заключалась, конечно, не в уменьшении ее доходов, вызванном этим разорением, а в возникновении после 1300 г. новой расстановки политических сил в Восточной Европе, в усилении на Руси объединительных тенденций и обострении разжигаемого ордынской дипломатией соперничества между ее крупнейшими феодальными центрами».

Безусловно, митрополит перебрался туда, где был сильный политический центр, но игнорировать сам факт разорения Киева, реальную опасность со стороны татар и полную невозможность содержать митрополию в обезлюдевшем крае – это действительно надо быть украинцем. При этом характерно и игнорирование сообщения о смутах и разорении Киевщины в период 1353-1354 гг, о котором сам же Ф.М.Шабульдо и пишет.:
«Так, причинами перенесения митрополичьей кафедры из Киева документ называет обстоятельства, вследствие которых город "сильно пострадал от смут и беспорядков (настоящего) времени (т.е. 1353-1354 гг. - Авт.) и от страшного напора соседних Аламанов и пришел в крайне бедственное состояние"; вот почему русский митрополит Феогност "и, прежде него, двое других", "имея здесь не такую паству, какая им приличествовала, но сравнительно с прежними временами весьма недостаточную, так что им не доставало необходимых средств содержания, переселилась отсюда" во Владимирскую епископию, "которая могла доставить им постоянные и верные источники доходов" [54]».

Тут следует отметить очень важную деталь. Объяснение переноса митрополичьей кафедры из Киева во Владимир (а в указанное время кафедра вообще была перенесена в Москву) аж спустя полвека после состоявшегося факта этого перенесения, требовалось по причине того, что Константинопольская патриархия в течение длительного времени отказывалась признавать правомерность такого решения митрополита Русского, который ей подчинялся. Дело в том, что в Православной Церкви традиция играет огромную роль и место первоначального размещения епископской (а митрополит – это просто епископ над епископами) кафедры, откуда началось распространение христианство в данной земле, также имеет особое значение. Соответственно рассматривали греки и значение Киева, где была крещена Русь. При этом еще задолго до 1300 года митрополиты Русские после Батыева разорения не находились большую часть времени в Киеве, но, напротив,  пребывали в других княжествах. А также многое время проводили в поездках по епархиям. Поэтому и до 1300 года Киевская митрополичья кафедра играла более символическую роль, нежели была реальным центром Русского Православия. И нужны были действительно экстраординарные обстоятельства, чтобы митрополит окончательно отказался даже от символического значения Киева и перенес кафедру на другой конец Руси.

При этом следует особое внимание обратить на еще один важный момент. проигнорированный Ф.М.Шабульдо. А именно – на события 1353-1354 гг., когда Киев "сильно пострадал от смут и беспорядков (настоящего) времени (т.е. 1353-1354 гг. - Авт.) и от страшного напора соседних Аламанов и пришел в крайне бедственное состояние". «Замятня» (кровавая междоусобица с постоянной борьбой претендентов на ханский престол) началась в Золотой Орде в конце 1350-х годов. Но, как видим, речь идет о неких предшествующих «замятне» событиях. О чем же идет речь? В 1352-1353 гг. Русь поразила страшная эпидемия чумы («черная смерть», опустошившая Европу). Насколько можно понять, эпидемия привела к социальному расстройству и в Золотой Орде, к настоящей анархии в ее западной части, что и выразилось в «смутах», «беспорядках» и «страшном напоре Аламанов» (т.е. татар).


Именно этими событиями объясняются и захваты Ольгердом земель нынешней Восточной Белоруссии, Брянска и Северщины во второй пол. 1350-х гг. Однако следует помнить, что на эти захваты великому князю Литовскому все равно требовалось получить санкцию хана, пусть и задним числом, и, соответственно, выплачивать последнему, как верховному сюзерену этих земель, дань. Начавшаяся в Орде вскоре «замятня» существенно переменила политическую ситуацию в Восточной Европе. Но это вовсе не означает, что центр ордынской власти исчез. Напротив, для Литвы и Руси он стал гораздо ближе, чем прежде. Этим центром власти Орды стало государство Мамая, образовавшееся в степях от Дуная до Волги в начале 1360-х гг. Летняя ставка Мамая («орда» в узком смысле слова) располагалась в районе нынешнего Запорожья.

Продолжение следует.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

Recent Posts from This Journal