777hawk (777hawk) wrote,
777hawk
777hawk

Categories:

"Помни Земмельвейса!" или о корыстных шарлатанах в роли интеллигентских пророков

Массовая культура родилась вместе с печатным станком. Выдающееся изобретение человечества стало и выдающимся средством создания и популяризаторства ложных идеалов и ложных героев. Россия особенно пострадала от "массовой культуры борьбы за прогресс". Возник целый слой "прогрессоров", ставивший себе целью "прогрессивное изменение России" и создавший целую литературу "прогрессивного преобразования общества". А заодно и культ самих себя. Речь идет, конечно, об интеллигенции. Результат ее трудов до 1917 г., продолженных и позже в эмиграции, хорошо описал в своей "Народной монархии", изданной в 1950-е годы, Иван Солоневич:

История русской общественной мысли — на своей родине померла совсем. Жалеть об этом не стоит: туда ей и дорога: она потонула в той кровавой яме, в какую толкнула нас всех. Но — истинно Божиим попущением — часть гигантов русской общественной мысли, властителей русских интеллигентских дум, пожирателей иностранных философских цитат — ухитрилась все-таки сбежать за границу. Наивные люди — и я в свое время был в их числе, — могли бы предположить, что гиганты мысли, кое-как омыв разбитые свои лбы, постараются кое-как вправить вывихнутые свои мозги. И что они, специалисты и профессора, философы и историки, деятели и политики, сообразят все-таки: так как же все это случилось, и как великая и бескровная, которую они же готовили сто лет подряд, оказалась и мелкой и кровавой, мстительной и злобной. голодной и вшивой. И дадут нам всем профессионально добросовестный совет: как, по крайней мере, не влипнуть в такую же дыру и еще раз.

Но ничего этого не случилось. Духовные отцы революции, сбежав в эмиграцию, пишут мемуары. Каждый Иванов Седьмой доказывает черным по белому, что все предыдущие Ивановы, от Первого до Шестого включительно, были дураками и прохвостами и только один он, Иванов Седьмой, был умником. И что, если бы революция послушалась именно его, Иванова Седьмого, и остановилась бы на ступеньке Номер Семь заранее указанной им, Ивановым Седьмым, то все было бы вполне благополучно. Но все испортили остальные Ивановы и остальные ступеньки. Выдумать что-нибудь глупее было бы затруднительно.

Но и эти Ивановы меняют свои философии и свои порядковые номера. Приведу истинно классический пример. Профессор Бердяев начал свою общественную карьеру проповедью марксизма и революции. Потом он — еще в 1910 году — «сменил вехи» и стал чем-то вроде буржуазного либерала. Потом он сбежал заграницу и стал там «черной сотней». Потом из «черной сотни» перешел в богоискательство. Потом из богоискательства — перекочевал на сталинский патриотизм. Я не знаю, куда успеет он перекочевать завтра. И об какую ступеньку он ахнется своей убеленною хроническим катаром головой. Трагедия заключается в том, что все эти бердяевы, многоликие и многотомные, только повторяют свои старые, привычные пути: накидываются на любую цитату, лишь бы она была новой, или казалась новой, глотают ее не пережевывая и извергают непереваренной, остаются вечно голодными и со всех ног скачут по философским пастбищам Европы, подбирая каждый репейник и кувыркаясь через каждый ухаб.

Совершенно ясно: бердяевы никогда и ничего не понимали, ибо всегда их вчерашнее понимание на завтра оказывалось вздором даже и для них самих. А завтрашнее окажется вздором послезавтра. Совершенно ясно, что ни вчера, ни сегодня у всех них не было за душой ни копейки своего, личного, органического, крепкого: все это были дыры в пустоту, кое-как заткнутые пестрыми тряпками из первой попавшейся сорной кучи. Они, правда, хитренькие: они зовут людей возвращаться в СССР — но сами туда не едут. И из всех политических течений современности они избирают то, какое в данный момент платит максимальные гонорары. Так действовала и старая русская интеллигенция вообще: была, конечно, великомученицей, но получала самые крупные гонорары во всем тогдашнем мире. Призывала к жертвам, но отдавала в жертву молодежь, «безусых энтузиастов». Безусые энтузиасты в 1905 году шли на виселицу, а в 1945 — на возвращение в СССР — что то же самое. На этой молодежи властители дум — делали деньги в 1905 году — и делали в 1945, правда, в 1945 гораздо меньше, чем в 1905.

Эта интеллигенция — книжная, философствующая и блудливая, слава Богу, почти истреблена. Но, к сожалению, истреблена не вся. Она отравляла наше сознание сто лет подряд, продолжает отравлять и сейчас. Она ничего не понимала сто лет назад, ничего не понимает и сейчас. Она есть исторический результат полного разрыва между образованным слоем нации и народной массой. И полной потери какого бы то ни было исторического чутья. Она, эта интеллигенция, почти истреблена. Но «дело ее еще живо», как принято говорить в таких исторических случаях: гной ее мышления еще будет отравлять мозги и будущих поколений. И ее конвульсивные прыжки от Маркса к Христу и от Христа снова к Сталину — будут еще вызывать подражание в_ тех юных профессорах, которые идут на смену повешенным и повесившимся. Сифилис заразителен. Но точно также была заразительна пляска Св. Витта: начинает дергаться одна истеричка и за ней дергаются тысячи. Начинает «менять вехи» один Бердяй Булгакович, за ним извиваются и остальные. Со всем этим мы покончим еще очень нескоро. Ибо, если ничему не научила даже и Чрезвычайка, то что еще может научить людей, вся духовная мощь которых сконцентрирована в их органах усидчивости?

Народная монархия | Иван Солоневич | Библиотека Интересного | Персональный сайт Сергея Нелюбова (urantia-s.com)


Иван Лукьянович Солоневич

Солоневич очень жестко проходится по русской интеллигенции, между тем, у нее были учителя - европейское научное сообщество. И, собственно, как культ "святого ученого человека, просвещающего дикий варварский мир светом своих знаний", так и идея "особой миссии науки по преобразованию погрязшего в невежестве человечества" - это из Европы. В России это лишь приобрело особо извращенные формы, когда не только всякий недоучившийся студент, но даже и выползший из трущоб Хитровки Шариков полагал себя "высшим носителем прогресса", как только примыкал к "ордену интеллигенции" и попугайски повторял ее дурацкие лозунги. Но не только пиетет к "науке" (о которой интеллигент чаще всего имел смутные представления), не только взгляд на себя, как на "существо высшего порядка", принадлежащего к "партии титанов, несущих свет темному человечеству", но и характерную патологическую безнравственность русская интеллигенция приобрела на Западе.

Простой пример. Человек, открывший в XIX веке необходимость специальной антисептической обработки рук и инструментов медиками (вместо банального мытья рук с мылом) был встречен в штыки официальной наукой Европы, около двадцать лет подвергался травле со стороны "ученых светил", хотя и сам был димпломированным медиком, специалистом в своей области, доведен по нервного заболевания, оклеветан, обманом помещен в психитарическую больницу закрытого типа, где  скончался от побоев со стороны санитаров.

"Посмертный осмотр указывает многочисленные переломы, травмы мягких тканей, обширный плеврит".
Земмельвейс, Игнац Филипп — Википедия (wikipedia.org)

"Диагноз и результат вскрытия написаны другим почерком. Причиной смерти назван сепсис[100]".
Земмельвейс, Игнац Филипп — Википедия (wikipedia.org)

Обратите внимание: чтобы опорочить человека и метод борьбы с сепсисом, который он пропагандировал, причину смерти ему издевательски приписали. Но это еще не все. Активно распространялась иная версия причины летального исхода: застарелый сифилис.

Это случилось в 1865 году. Звали мученика науки Игнац Филипп Земмельвейс. Убило выдающегося врача не "реакционное общество", не "претеснение Церкви" - научное сообщество его убило. В своих конкретных материальных видах - чтобы не мешал.

Однако метод Земмельвеса постепенно захватывал все большие круги медиков,  незаменимость метода стала очевидна для слишком многих, тем более, что параллельно работали другие исследователей, были накопленны научные данные, поставившие метод Земмельвейса на серьезную теоретическую основу. И постепенно состоялась негласная реабилитация Земмельвейса, уже в 1891 году его прах был перезахоронен на родине в Будапеште. А в 1906 году по всемирной подписке в том же городе был поставлен первый ему памятник. Память его почитают и в XXI веке:


В 2013 году UNESCO включило работы Земмельвейса по родильной горячке в фонд программы «Память мира»[125]. Правительство Венгрии объявило 2018 год годом памяти Игнаца Земмельвейса, «спасителя матерей», по случаю двухсотлетия со дня его рождения[4]. В том же году Национальный банк Венгрии выпустил коллекционную монету с посвящением Земмельвейсу[34].

В 2020-м Google разместил посвящённый ему дудл на главной странице[126].

Земмельвейс, Игнац Филипп — Википедия (wikipedia.org)

К чему вся эта история? Не только к тому, что претензии научного сообщества на некую "святость", "белые одежды" и "непререкаемый нравственный авторитет" нелепы. Объективный характер научного познания - это одно, а моральный облик научных коллективов - совсем другое. Но у нас речь-то шла о России. Так при чем тут Россия? А при том. Мы же начали разговор с того, что в нашей стране интеллигенция задолго до революции взяла на себя роль "нравственного маяка" и "социального вождя". Ну, вот на один такой "маяк" давайте и посмотрим. Давайте прочтем изложение финала одного знаменитого произведения русской литературы, изданного в 1892 году:

В тот же вечер к нему приходит Хоботов и просит совета. Два доктора заходят в палату № 6 якобы на консилиум, Хоботов выходит за стетоскопом и не возвращается. Через полчаса входит Никита с охапкой одежды. Рагин всё понимает. Сначала он пытается выйти из палаты, но Никита не пускает. Рагин и Громов устраивают бунт, Никита бьёт Андрея Ефимыча в лицо. Доктор осознаёт, что из палаты ему никогда не выйти. Это ввергает его в состояние безразличия, и на другой день он умирает от апоплексического удара. На похоронах присутствуют только Михаил Аверьяныч и Дарьюшка.
Палата № 6 — Википедия (wikipedia.org)

Думаю, многие узнали это произведение. Это повесть "Палата № 6" А.П.Чехова. Вы узнали сюжет, не правда ли? Да, когда мы проходили в школе, то и понятия не имели, откуда ВРАЧ Чехов взял РЕАЛЬНУЮ историю, легшую в основу его произведения. Причем, посмотрите сами, Чехов ВООБЩЕ не зщаморачивался, чтобы хоть как--то  замаскировать развязку истории: у него главный герой - врач, который после конфликта с окружающими обманом приведен в психиатрическую больницу, где оказывается узником, подвергается избиению, после чего умирает. Чехов в самых характерных деталях  изложил в своем сочинении воистину душераздирающую историю заточения в психушке и гибели Земмельвейса, но... приписал ее РУССКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. Хотя реально все произошло в передовой европейской Австро-Венгрии в городе Вена.

В умении построить повествование Чехову, конечно, не откажешь. Большая часть произведения описывает главного героя в типично русских занятиях: тянуть лямку по службе, пьянствовать, болтать, читать, выяснять отношения с окружающими, снова болтать на высокие темы... Но вдруг в самом финале привычный русский быт рушится и на главного героя обрушивается трагедия, ломающая всю жизнь - его, пришедшего в больницу свободным человеком, обманом запирают в палате с умалишенными. Где он и погибает. Это реально жутко, страшно.

И вуаля - готов политический памфлет! И сокрушительный русофобский лозунг - "ВСЯ РОССИЯ - ПАЛАТА НОМЕР ШЕСТЬ!"

Вы ведь все знаете этот лозунг.

А вот оценка современника:


Как справедливо указывал П. П. Перцов, «Палата № 6» — «самое счастливое произведение Чехова по тем похвалам, которые оно доставило своему автору»[7].

Палата № 6 — Википедия (wikipedia.org)

А вот более экспрессивное от художника Репина:

И. Е. Репин в письме к Чехову восхищался талантом писателя: «…Даже просто непонятно, как из такого простого, незатейливого, совсем даже бедного по содержанию рассказа, вырастает в конце такая неотразимая, глубокая и колоссальная идея человечества. <…> Я поражён, очарован <…> Спасибо, спасибо, спасибо! Какой Вы силач!..»[10]

Палата № 6 — Википедия (wikipedia.org)

Люди моего поколения помнят, какое тягостное впечатление производило это произведение Чехова, как больно было видеть дореволюционную Россию сквозь ТАКИЕ очки. Но наши детство и юность протекали уже достаточно далеко от дореволюционной России, а современные читатели Чехова - им-то каково было? Ведь многие принимали написанное за чистую монету, приучались видеть собственную реальную Родину в кривом зеркале интеллигентского извращенного сознания, страдали от "торжества зла", которое в реальности их стране и их народу было совсем не присуще. Они и не подозревали, что реальная история случилась там, откуда по словам всех прогрессивных учителей "солнце вставало" - в культурной, цивилизованной Европе. В связи с этим вспоминается одна заметка В.И.Ленина с жесткой кртикой его товарища по партии, который посмел критиковать политические порядки в Австро-Венгрии. Ленин буквально бушевал: да как его оппонент - подданный "варварской России", посмел критиковать прогрессивные цивилизованные порядки в европейской державе, до которой царской России, как до Луны!

А ведь Ленин без Чехова - НЕВОЗМОЖЕН. Сначала надо, чтобы молодежь поверила, будто бы это Россия -"сплошая палата номер шесть". А вот затем  молодежь станет смотреть на свою Родину, как на "страну, которую не жалко", чтобы устроить там "социальный эксперимент".

Вот об этом и писал Солоневич, срывая "белые одежды" с корыстных себялибивых болтунов, ради гонораров и дешевой популярности поливавших Россию грязью и сформировавших то общественное умонастроение, в котором стала возможна катастрофа 1917 года.

А если вы все-таки не согласны с Солоневичем, то вспомните Земмельвейса. А потом Чехова. Ведь Антона Павловича уже скоро полтора века как подсовывают нам в  нравственные учителя.


А.П.Чехов. "Маяк" и "нравственный ориентир"

Позволю себе в заключение вновь процитировать Солоневича. Как раз на тему того, чему русский народ учили все эти "антоны павловичи":


Нас звали к борьбе с дворянством, которое было разгромлено постепенно реформами Николая I, Александра II, Александра III и Николая II, — с дворянством которое и без нас доживало свои последние дни — и нам систематически закрывали глаза на русских бесштанников и немецких философов, которые обрадовали нас и чекой и гестапой. Нас звали к борьбе с русским «империализмом» — в пользу германского и японского, к борьбе с клерикализмом, которая привела к воинствующим безбожникам, к борьбе с русским самодержавием, на место которого стал сталинский азиатский деспотизм, на борьбу с остатками «феодализма», которая закончилась обращением в рабство двухсотмиллионных народных масс. Нас учили оплевывать все свое и нас учили лизать все пятки всех Европ — «стран святых чудес».

Народная монархия | Иван Солоневич | Библиотека Интересного | Персональный сайт Сергея Нелюбова (urantia-s.com)


Tags: Русофобия, Русофобская пропаганда, Русское дело
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments