777hawk (777hawk) wrote,
777hawk
777hawk

Франция: еще одна ужасная президентская кампания. ч.II.

Франция: еще одна ужасная президентская кампания; "глубинное государство" выходит на поверхность

Окончание.

Начало.

http://777hawk.livejournal.com/1254125.html

Фабрика согласия
Но выступающие за Европейский Союз и за НАТО неолиберальные правящие круги работают над тем, чтобы не позволить этому произойти. На каждой обложке журнала или в ток-шоу СМИ проявляют их лояльность к "Новому! Улучшенному!" центристскому кандидату, которого рекламируют публике как потребительский товар. На его митингах тщательно проинструктированные молодые волонтеры, находящиеся в поле зрения видеокамер, встречают каждое его туманное обобщение бурными аплодисментами, размахивая флагами и скандируя "Макрон - президент!", а потом отправляются на вечеринку с дискотекой, являющуюся их вознаграждением. Макрон ближе всех к роботу, представляемому как серьезный кандидат в президенты. То есть он является искусственным творением, сконструированным экспертами для специфической задачи. 
39-летний Эммануэль Макрон был успешным инвестиционным банкиром, заработавшим миллионы, работая на банк Ротшильда. Десять лет назад, в 2007 году, в возрасте 29 лет этот умный молодой экономист был приглашен в привилегированный класс Жаком Аттали, чрезвычайно влиятельным гуру, советы которого с 1980-х были важнейшими при браке Социалистической партии с прокапиталистическим, неолиберальным глобализмом. Аттали ввел Макрона в свой частный аналитический центр - "Комиссию по стимулированию экономического роста", который помог составить "300 предложений по изменению Франции", представленных президенту Саркози годом позднее в качестве программы для правительства. Саркози не реализовал их все из опасений перед протестами трудящихся, но якобы "левые" социалисты смогли безнаказанно провести более радикальные антитрудовые меры благодаря их более мягкой риторике. 
Мягкая риторика была проиллюстрирована кандидатом в президенты Франсуа Олландом в 2012 году, когда он вызвал энтузиазм, заявив на митинге: "Моим настоящим врагом является финансовый мир!". Левые восприняли это на ура и проголосовали за него. Тем временем Олланд тайно отправил, в качестве предосторожности, Макрона в Лондон, чтобы успокоить финансовую элиту Сити, что это всё просто предвыборные разговоры.
После своего избрания Олланд ввел Макрона в свой аппарат. Там ему дали только что созданный, супер-современно звучащий правительственный пост министра экономики, промышленности и цифровых дел в 2014 году. Со всем своим пресным шармом манекена из универмага Макрон обошел своего вспыльчивого коллегу, премьер-министра Мануэля Валльса, в молчаливом соперничестве за место преемника их начальника, президента Олланда. Макрон завоевал расположение крупного бизнеса, сделав свои антитрудовые реформы выглядящими молодыми, чистыми и "прогрессивными". На самом деле он в значительной степени продолжил программу действий Аттали.  
Основной ее мыслью является "конкурентоспособность". В глобализированном мире страна должна привлекать инвестиционный капитал для того, чтобы конкурировать, а для этого необходимо снизить стоимость рабочей силы. Классическим способом сделать это является поощрение иммиграции. С подъемом политики идентичности левым лучше удается обосновывать массовую иммиграцию по моральным причинам, как гуманитарную меру. Это причина, по которой Демократическая партия в Соединенных Штатах и Социалистическая партия во Франции стали политическими партнерами в неолиберальном глобализме. Вместе они изменили мировоззрение официальных левых - перейдя от структурных мер, способствующих экономическому равенству, к моральным мерам, содействующим равенству меньшинств с большинством.
Лишь в прошлом году Макрон основал (или для него основали) свое политическое движение под названием "En marche!" ("Вперед!"), характеризующееся встречами с молодыми поклонниками, одетыми в футболки с Макроном. За три месяца он почувствовал необходимость возглавить страну и объявил о своей кандидатуре в президенты.
Многие люди бегут с оказавшегося в безвыходном положении корабля социалистов и уходят к Макрону, сильное политическое сходство которого с Хилари Клинтон говорит о том, что это его способ создать французскую Демократическую партию на основе американской модели. Хилари хотя и проиграла, но она остается фавориткой НАТОленда. И освещение в американских СМИ подтверждает эту мысль. Достаточно взглянуть на восторженную заказную статью Роберта Зарецки в журнале "Foreign Policy" с похвалами "англоговорящего, любящего Германию французского политика, которого ждала Европа", чтобы не оставалось никаких сомнений, что Макрон является любимцем трансатлантической глобализирующейся элиты.
На данный момент Макрон находится на втором месте после Марин Ле Пен в опросах, которые также показывают, что он победит ее с подавляющим большинством голосов в последнем туре. Однако его тщательно созданная популярность уязвима при информировании большего числа людей о его тесных связях с экономической элитой.
Вините русских
Для этого случая есть превентивный удар, импортированный прямо из Соединенных Штатов. Это русские виноваты! Что такого ужасного сделали русские? Главным образом, они дали ясно понять, что предпочитают друзей, а не врагов, в качестве глав иностранных государств. В этом нет ничего такого удивительного. Российские новостные издания критикуют или интервьюируют людей, которые критикуют кандидатов, враждебно настроенных по отношению к Москве. Здесь тоже ничего такого удивительного.
В качестве примера шокирующего вмешательства, которое якобы угрожает разрушить Французскую Республику и западные ценности, стало интервью российского новостного агентства "Спутник" с членом французского парламента от "Республиканцев" Николя Дюиком, который посмел сказать, что Макрон может являться "агентом американской финансовой системы". Это достаточно очевидно. Но последовавшие за этим гневные протесты опустили эту деталь, чтобы обвинить российские государственные СМИ в "запуске слухов, что у Макрона была внебрачная гей-связь" (EU Observer, 13 февраля 2017 г.). На самом деле этот предполагаемый "оскорбительный сексуальный слух" ходит в основном в гей-кругах в Париже, для которых скандал, если он вообще есть, не в предполагаемой сексуальной ориентации Макрона, а в том, что он отрицает этот факт. Бывший мэр Парижа Бертран Деланоэ является открытым геем, заместитель Марин Ле Пен, Флориан Филиппо тоже гей, во Франции быть геем не является чем-то особенным.
Макрона поддерживает "очень богатое гей-лобби", были процитированы слова Дюика. И все знают, кто это: Пьер Берже, богатый и влиятельный управляющий делами Ива Сен-Лорана, олицетворяющий радикальный шик, он поддерживает суррогатную беременность, что действительно является спорным вопросом во Франции, реальным спором, лежащим в основе неудачного сопротивления однополым бракам.
Глубинное государство выходит на поверхность
Поразительное заимствование во Франции американской антироссийской кампании свидетельствует о титанической битве за контроль над освещением событий - версии международной реальности, потребляемой массами людей, у которых нет возможности проводить их собственные расследования. Контроль над освещением событий является важнейшим элементом того, что Вашингтон называет своей "мягкой силой". Жесткая сила может вести войны и свергать правительства. Мягкая сила объясняет сторонним наблюдателям, почему это было правильным. Соединенные Штаты могут действовать безнаказанно буквально в любой ситуации, пока они могут рассказать историю об этом в своих интересах, без риска быть убедительно опровергнутыми. Что касается уязвимых точек в мире, будь то Ирак, Ливия или Украина, то контроль над освещением осуществляется по сути в партнерстве между разведывательными службами и средствами массовой информации. Разведывательные службы сочиняют истории, а массовые корпоративные средства информации их рассказывают.
Вместе анонимные источники "глубинного государства" и массовые корпоративные средства информации привыкли контролировать то, как все подается публике. Они не хотят отказаться от этого влияния. И они уж точно не хотят, чтобы оно ставилось под вопрос чужаками - в особенности российскими СМИ, которые рассказывают совсем иную историю.
В этом причина идущей сейчас невиданной кампании по обличению российских и других альтернативных СМИ как источников "фальшивых новостей" с целью дискредитировать конкурирующие источники. Само существование российского международного новостного телеканала RT немедленно вызвало враждебность: да как смеют русские нарушать нашу версию реальности! Как смеют они иметь их собственную точку зрения! Хилари Клинтон предостерегала против RT, когда она была госсекретарем, а ее преемник Джон Керри осудил телеканал как "рупор пропаганды". То, что мы говорим - это правда, а то, что говорят они, может быть только пропагандой.
Обличения российских СМИ и предполагаемого российского "вмешательства в наши выборы" являются главным вымыслом кампании Клинтон, который заразил широкое обсуждение и в Западной Европе. Это обвинение является очевидным примером двойных стандартов или проецирования, так как шпионаж США за всеми, включая их союзников, и вмешательство в иностранные выборы общеизвестны.
Кампания изобличения "фальшивых новостей", созданных в Москве, идет полным ходом и во Франции и в Германии с приближением выборов. Именно это обвинение является эффективным вмешательством в предвыборную кампанию, а не российские СМИ. Обвинение, что Марин Ле Пен является "кандидатом Москвы" не только предназначено сработать против нее, но и является также подготовкой к усилиям инициировать что-то вроде "цветной революции", если она вдруг победит на выборах 7 мая. Вмешательство ЦРУ в выборых других стран далеко не ограничивается одними спорными новостными сообщениями.
В условиях отсутствия любой настоящей российской угрозы Европе утверждения о том, что российские СМИ "вмешиваются в нашу демократию", служат для изображения России агрессивным врагом и тем самым для обоснования огромного военного наращивания сил НАТО в северо-восточной Европе, что возрождает германский милитаризм и направляет национальное богатство в военную промышленность.
В некотором смысле французские выборы являются продолжением американских, где "глубинное государство" потеряло своего предпочитаемого кандидата, но не свою власть. Те же самые силы работают здесь, поддерживая Макрона как французскую Хилари, но готовы заклеймить любого конкурента как орудие в руках Москвы.
То, что происходит в последние месяцы, подтвердило существование "глубинного государства", которое является не только национальным, но и трансатлантическим, стремясь стать глобальным. Антироссийская кампания стала откровением. Она раскрывает для многих людей, что "глубинное государство" действительно существует - это трансатлантический оркестр, играющий ту же мелодию, без видимого дирижера. Термин "глубинное государство" вдруг стал всплывать даже в широких дискуссиях, как реальность, которую нельзя отрицать, даже если ей трудно дать точное определение. Вместо военно-промышленного комплекса нам следует, возможно, называть это военно-промышленным медийно-разведывательным комплексом или ВПМРК. Его власть огромна, но признание того, что он существует, является первым шагом к тому, чтобы освободиться от его хватки.

http://perevodika.ru/articles/1192542.html


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments